• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Контакты

Адрес: 101000, Москва,
ул. Мясницкая, д.13, стр. 4

Телефон: +7 (495) 772-95-90
доб. 12-604 (учебный офис),
12-368 (транспортное планирование),
12-605 (программы ДПО),
12-150 (PR и коммуникации)

Email: city@hse.ru

Руководство
Академический руководитель программы «Городское планирование» Баевский Олег Артемович
Академический руководитель программы «Управление пространственным развитием городов» Гончаров Руслан Вячеславович
Воробьев Антон Николаевич
Академический руководитель программы «Транспортное планирование» Воробьев Антон Николаевич
Образовательные программы
Бакалаврская программа

Городское планирование

5 лет
Очная форма обучения
41/40/10
41 бюджетное место
40 платных мест
10 платных мест для иностранцев
RUS/ENG
Обучение ведётся на русском и английском языках
Магистерская программа

Прототипирование городов будущего

2 года
Очная форма обучения
20/15
20 платных мест
15 платных мест для иностранцев
ENG
Обучение ведётся на английском языке
Магистерская программа

Транспортное планирование

2 года
Очная форма обучения
20/10/1
20 бюджетных мест
10 платных мест
1 платное место для иностранцев
RUS/ENG
Обучение ведётся на русском и английском языках
Магистерская программа

Управление пространственным развитием городов

2 года
Очная форма обучения
30/20/3
30 бюджетных мест
20 платных мест
3 платных места для иностранцев
RUS/ENG
Обучение ведётся на русском и английском языках
Книга
Géocultures. Méthodologies russes sur l’Arctique

Zamyatin D., Romanova E., Dobjanskaya O. et al.

Montréal, Presses de l’Université du Québec, Imaginaire Nord, 2020.

Статья
Transport Connectivity and Development of Russia’s Eastern Regions

Неретин А. С., Зотова М. В., Ломакина А. И. et al.

Regional Research of Russia. 2020. Vol. 10. No. 1. P. 56-70.

Глава в книге
Постурбанизм, сопространственность, искусство: имажинально-онтологический поворот

Замятин Д. Н.

В кн.: Теория и история архитектуры. Выпуск 1: XI Иконниковские чтения : материалы научной конференции. Вып. 1: XI Иконниковские чтения : материалы научной конференции. СПб.: Коло, 2020. С. 114-140.

Препринт
EXPLORING ASSOCIATIONS BETWEEN PARKING OCCUPANCY RATE AT RESIDENTIAL ESTATES AND SPATIAL CHARACTERISTICS. THE CASE OF YEKATERINBURG

Muleev Y. Y.

Urban and Transportation Studies. URB. НИУ ВШЭ, 2020. No. 9.

Москва вошла в тройку мировых мегаполисов, проводивших наиболее эффективную экономическую политику в период коронакризиса

Москва вошла в тройку мировых мегаполисов, проводивших наиболее эффективную экономическую политику в период коронакризиса

© iStock

Эксперты Высшей школы экономики проанализировали ситуацию на рынке труда, восстановление экономической активности после карантинных ограничений и степень готовности цифровой инфраструктуры 15 крупнейших мировых мегаполисов Европы, Азии и Северной Америки. Наиболее эффективно с кризисом справились Сеул и Шанхай, российская столица стала третьей. Кроме того, в пятерку вошли Сингапур и Стокгольм.

Исследование «Мировые города: эффективность мер экономической политики в период коронакризиса» было проведено специалистами Института государственного и муниципального управления и факультета городского и регионального развития НИУ ВШЭ. Эксперты проанализировали то, как справлялись с пандемией, карантином и их последствиями власти 15 крупнейших мегаполисов мира, в том числе Москвы и Санкт-Петербурга.

В итоговом рейтинге эффективности экономической политики Москва заняла третье место (64 балла), уступив только Сеулу (75 баллов) и Шанхаю (68 баллов). Санкт-Петербург занял седьмое место (55 баллов). Худшие показатели среди всех проанализированных мегаполисов у Лондона (39 баллов), Берлина (38 баллов) и Монреаля (27 баллов).

Эксперты отмечают, что Москва, наряду с Сеулом, Шанхаем и Сингапуром, входит в число городов мира, проводивших наиболее эффективную и взвешенную экономическую политику в период пандемии коронавируса. При этом уровень заболеваемости коронавирусом в азиатских мегаполисах был кратно ниже, чем в Москве, а пик эпидемии был пройден на один-два месяца раньше.

Рейтинг составляется по трем основным составляющим: ситуация на рынке труда (вес в общем рейтинге 40%), восстановление экономической активности после карантинных ограничений (30%) и степень готовности цифровой инфраструктуры города (30%). «Таким образом, в итоговом рейтинге учитываются различные аспекты адаптации экономики и эффективность действий городских властей с точки зрения поддержки потребительского спроса и занятости», – поясняет Марсель Салихов, директор Центра экономической экспертизы ИГМУ ВШЭ. Компоненты рейтинга рассчитываются на основе официальных статистических показателей, таких как уровень безработицы, динамика розничных продаж, показатели изменения мобильности жителей и прочие социально-экономические показатели.

«Достаточно высокие показатели Москвы связаны со сбалансированной политикой поддержки экономики городскими властями, а также с диверсифицированной и устойчивой структурой экономики», – подчеркивает Марсель Салихов.

Исследователи отмечают, что Москве, несмотря на относительно высокий уровень заболеваемости COVID-19 и длительные противоэпидемические ограничения, благодаря принятым мерам поддержки бизнеса и занятости, удалось сохранить стабильную ситуацию на рынке труда. Уровень безработицы во втором квартале 2020 года составил лишь 2%, оказавшись минимальным среди городов мира с населением свыше 10 млн человек. В целом, наиболее эффективно спасли рынок труда власти Сингапура, Москвы, Стокгольма и Сеула.

Кафе «Груша» в здании Вышки на Покровском бульваре
Кафе «Груша» в здании Вышки на Покровском бульваре
© Даниил Прокофьев / Высшая школа экономики

Восстановление экономики после окончания жестких карантинных ограничений происходило неравномерно в разных мегаполисах. Наиболее быстро экономическая активность восстанавливается в Москве, Стамбуле и азиатских мегаполисах (Шанхай, Сеул), в аутсайдерах – Монреаль, Сингапур и столицы Западной Европы, сильно пострадавшие от пандемии и закрытия границ. По темпам восстановления потребительского спроса, рассчитываемого по динамике розничного товарооборота, Москва уступает лишь Шанхаю, но заметно опережает все остальные города, в том числе и мегаполисы, прошедшие пик эпидемии на один-два месяца раньше Москвы.

Доступность онлайн-услуг и развитость цифровой инфраструктуры оказались критически важными как для работы городских и экстренных служб, коммерческих компаний в период пандемии, так и для обеспечения комфорта и безопасности простых граждан. Наиболее готовой к работе в условиях пандемии оказалась цифровая инфраструктура азиатских мегаполисов (Сингапур, Сеул, Пекин), за пределами азиатско-тихоокеанского региона лидирующие позиции занимают Стокгольм, Москва и Париж.

Основными инструментами поддержки экономики стали предоставленные антикризисные пакеты помощи. В большинстве городов мира основной объем господдержки был обеспечен за счет мер, финансируемых на национальном уровне.

Марсель Салихов

Марсель Салихов

Однако ряд городов, включая Пекин и Москву, реализовали собственные амбициозные программы поддержки бизнеса и граждан. В абсолютном выражении пакет помощи экономики, принятый в Москве на городском уровне, сравним с объемом антикризисного финансирования в Мадриде, Берлине и Токио.

Авторы исследования отмечают, что пандемия COVID-19 потребовала от всех уровней власти изменения подходов к управлению и реагированию на возникающие вызовы. Возвращение к «обычной» жизни и снятие ограничений позволяет «перезапустить» городскую экономику и вернуться к предкризисной модели потребления и занятости, создав условия для восстановления доходов занятых в сервисном секторе и налоговых поступлений в бюджет.

Надежда Шилова, заместитель декана по научной работе факультета городского и регионального развития

Надежда Шилова, заместитель декана по научной работе факультета городского и регионального развития

Как показало наше исследование, во многих странах мира кризис высветил проблемы неравенства: неравный доступ к медицинским услугам, скученность жизни в определенных районах городов, бедность. В городах, где эти проблемы стояли наиболее остро и до пандемии, во время вспышки вируса это привело к ускорению распространения вируса (Стамбул, Париж).

В городах, где распространение вируса и смертность были наиболее высокими, основными мерами были меры, направленные на сдерживание эпидемии: увеличение социальной дистанции, карантинные меры, приостановление деятельности большинства предприятий малого и среднего бизнеса. Большие денежные вливания были направлены на медицину и общественную гигиену, пособия нуждающимся (Нью-Йорк, Мадрид, Пекин), а поддержка бизнеса оставалась национальным властям. Наоборот, в городах, в которых обстановку удавалось держать под контролем, национальные меры дополнялись преференциями для бизнеса; такие города первыми озвучили списки мер, которые они собираются предпринять в будущем для возвращения к прежним темпам экономического роста (Сеул, Сингапур, Москва).

Основные пострадавшие отрасли во всех рассмотренных городах – туризм, сфера развлечений и -- услуг, и в целом малый и средний бизнес, – освобождались полностью или частично от определенных налогов во всех рассмотренных странах; частично были запущены программы субсидирования арендных плат; в странах с более централизованным управлением банковский сектор, а также страховщики пошли на уступки в плане снижения процентных ставок по кредитам, рефинансирования займов или смещения сроков выплат по ним.

Ключевая роль цифровизации в реагировании на чрезвычайные ситуации в связи с пандемией подтолкнула многие города к скорейшему внедрению и развитию инструментов «умного города». В этом смысле Москва оказалась в ряду городов, наилучшим образом подготовленных к такого рода ситуациям.

Ознакомиться с исследованием