• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Контакты

Адрес: 101000, Москва,
ул. Мясницкая, д.13, стр. 4

Телефон: +7 (495) 772-95-90
доб. 12-604 (учебный офис),
12-368 (транспортное планирование),
12-605 (программы ДПО),
12-150 (PR и коммуникации)

Email: city@hse.ru

Руководство

Руководитель Пузанов Кирилл Александрович

Академический руководитель программы «Городское планирование» Баевский Олег Артемович

Академический руководитель программы «Управление пространственным развитием городов» Гончаров Руслан Вячеславович

Академический руководитель программы «Транспортное планирование» Кончева Елена Олеговна

Академический руководитель программы «Прототипирование городов будущего» Гуаярт Фурио Висенте

Книга
Экономическая урбанизация

Н.Б. Косарева, Т.Д. Полиди, А.С. Пузанов

М.: Фонд "Институт экономики города", 2018.

Глава в книге
Real estate expropriation in Russia: Statutory regulation and enforcement

Kosareva N., Polidi T., Baykova T.

In bk.: Routledge Handbook of Contemporary Issues in Expropriation. ROUTLEDGE JOURNALS, TAYLOR & FRANCIS LTD, 2018. P. 298-320.

Препринт
Urban Public Transport Development in Russia: Trends and Reforms

Ryzhkov A., Zyuzin P.

Urban and Transportation Studies. WP BRP. Препринты ФИ, 2016. No. WP BRP 05/URB/2016 .

Вопрос о правовых основаниях принятия генерального плана города Москвы


Трутнев Э.К., профессор Высшей школы урбанистики

15 марта 2017 года принят Закон «О внесении изменений в Закон города Москвы от 5 мая 2010 года № 17 «О Генеральном плане города Москвы» [1]. Произведённые посредством Закона изменения относятся к части территории, включенной в административные границы города Москвы в 2011 году. Два основных положения должны быть отмечены в отношении данного Закона.

1. В соответствии с частью 1 статьи 23 Градостроительного кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) генеральный план подлежит разработке на всю территорию, входящую в юрисдикцию соответствующего органа власти. Вместе с тем частью 2 статьи 23 ГрК РФ допускается разработка генерального плана на часть территории, но только при условии последующего внесения изменений, относящихся к другим частям территории. Иными словами, согласно ГрК РФ, когда принимается решение о внесении изменений в генеральный план (ГП) в отношении части территории (в данном случае – в отношении присоединённых к Москве территорий), у публичной власти возникает обязанность внести изменения  в ГП в отношении иных территорий (в данном случае – в отношении территории в прежних границах Москвы).

Однако, власти Москвы до настоящего момента не взяли на себя обязательство (ни посредством включения соответствующего положения в рассматриваемый Закон, ни посредством иного нормативного правового акта) в последующем (после принятия рассматриваемого Закона) внести изменения в ГП на другую часть прежней территории Москвы к какому-либо фиксированному сроку. Факт непринятия властью города Москвы на себя такого обязательства следует рассматривать как нарушение части 2 статьи 23 ГрК РФ. Наличие факта указанного нарушения подтверждается и усугубляется иным обстоятельством – не только фактическим, но и юридическим отсутствием ГП на прежнюю территорию Москвы, что доказывается в следующем пункте.

2. На данный момент сложившаяся в Москве юридическая ситуация в области градорегулирования характеризуется одновременным действием следующих положений:

1) номинально и фактически действует ГП в отношении присоединённых территорий (согласно недавно принятому Закону);

2) номинально, но не фактически существует ГП в отношении прежней территории Москвы. Это обусловлено рядом обстоятельств. Первоначально в 2010 году ГП Москвы включал в себя «территории реорганизации», которые занимали ¾ площади застроенной территории и были установлены в противоречие федеральным законам [2]. После упразднения в 2011 году «территорий реорганизации» как противоправного института [3] ГП Москвы не был скорректирован, вследствие чего возникла ситуация, при которой ГП Москвы в отношении территории города в его прежних границах может действовать только в части, не противоречащей законодательству. Однако эту часть ГП, которая могла бы иметь юридическую силу, в принципе невозможно вычленить из действующего ГП Москвы (например, в части показателей, неразрывно включающих в себя как показатели в отношении упразднённых «территорий реорганизации», так и иных территорий: несмотря на упразднение «территорий реорганизации», остались неизменными показатели, номинально относящиеся к ¾ застроенных территорий, но уже не имеющие отношения ни к существующей реальности, ни к планируемому будущему). Это означает факт отсутствия чётко определяемой формально-юридической области действия ГП применительно к прежней территории Москвы – факт абсолютного отсутствия возможности выделить из ГП то содержание, которое могло бы быть значимым в юридическом отношении. Поэтому есть основание утверждать, что имеется юридический факт отсутствия ГП применительно к прежней территории Москвы, несмотря на номинальное наличие ГП;

3) фактически имеющий место юридический факт отсутствия ГП применительно к прежней территории Москвы (несмотря на номинальное наличие ГП) делает с правовой точки зрения невозможным утверждение проектов планировки территории для размещения соответствующих объектов регионального значения (см. часть 6 статьи 45 ГрК РФ), а также невозможным принятие проекта правил землепользования и застройки города Москвы [4] до тех пор, пока не будет создан юридический факт наличия ГП Москвы применительно к прежней территории города согласно части 2 статьи 23 ГрК РФ – после внесения изменений в ГП Москвы, то есть после внесения изменений в только что утверждённый Закон №10 от 15 марта 2017.

 

Помимо указанных противоречий в рассмотренном Законе, имеются примеры и других противоречий с федеральными законами – противоречий, неуклонное умножение которых в региональном законодательстве Москвы [5] превращают его в рискованное, зыбкое основание для практики правоприменения, а также для выстраивания в перспективе рациональной системы градорегулирования.

 


[1]  https://www.duma.mos.ru/ru/38/adopted_documents/8745

[2] См. Трутнев Э.К. Доказательство того, что генеральный план Москвы противоречит федеральным законам и подлежит отмене в части «территорий реорганизации» // Журнал «Имущественные отношения в Российской Федерации», № 8 (107) 2010.

[3] См. Трутнев Э.К. Логика развёртывания системы правового градоуправления Москвы: чем опасно и чем полезно прошлое для будущего? // Журнал «Проект Россия», № 62, 2011

[4] Знающие читатели возразят, что согласно части 4 статьи ГрК РФ правила землепользования и застройки могут приниматься в отношении части территории при отсутствии генерального плана. Однако, это возражение будет неверным, поскольку в ГрК РФ речь идёт о полном отсутствии генерального плана, а мы рассматриваем случай, когда имеется генеральный план – номинально и фактически применительно к одной части присоединённых территорий, номинально применительно к другой части территории города в прежних границах.

[5] Примеры подобного рода противоречий: 1) вопрос (51) о неправомерном введении платы за изменение одного вида разрешённого использования земельного участка на другой: http://www.urbaneconomics.ru/sites/default/files/4010_import.pdf; 2) вопрос об особенностях проекта правил землепользования и застройки для Москвы: https://urban.hse.ru/data/2016/12/29/1114675146/%D0%92%D0%BE%D0%BF%D1%80%D0%BE%D1%81%20%D0%BE%20%D0%9F%D0%97%D0%97%20%D0%9C%D0%BE%D1%81%D0%BA%D0%B2%D1%8B.pdf