• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Контакты

Адрес: 101000, Москва,
ул. Мясницкая, д.13, стр. 4

Телефон: +7 (495) 772-95-90
доб. 12-604 (учебный офис),
12-368 (транспортное планирование),
12-605 (программы ДПО),
12-150 (PR и коммуникации)

Email: city@hse.ru

Руководство
Академический руководитель программы «Городское планирование» Баевский Олег Артемович
Академический руководитель программы «Управление пространственным развитием городов» Гончаров Руслан Вячеславович
Воробьев Антон Николаевич
Академический руководитель программы «Транспортное планирование» Воробьев Антон Николаевич
Образовательные программы
Бакалаврская программа

Городское планирование

5 лет
Очная форма обучения
41/40/10
41 бюджетное место
40 платных мест
10 платных мест для иностранцев
RUS/ENG
Обучение ведётся на русском и английском языках
Магистерская программа

Прототипирование городов будущего

2 года
Очная форма обучения
20/15
20 платных мест
15 платных мест для иностранцев
ENG
Обучение ведётся на английском языке
Магистерская программа

Транспортное планирование

2 года
Очная форма обучения
20/10/1
20 бюджетных мест
10 платных мест
1 платное место для иностранцев
RUS/ENG
Обучение ведётся на русском и английском языках
Магистерская программа

Управление пространственным развитием городов

2 года
Очная форма обучения
30/20/3
30 бюджетных мест
20 платных мест
3 платных места для иностранцев
RUS/ENG
Обучение ведётся на русском и английском языках
Книга
Géocultures. Méthodologies russes sur l’Arctique

Zamyatin D., Romanova E., Dobjanskaya O. et al.

Montréal, Presses de l’Université du Québec, Imaginaire Nord, 2020.

Статья
Transport Connectivity and Development of Russia’s Eastern Regions

Неретин А. С., Зотова М. В., Ломакина А. И. et al.

Regional Research of Russia. 2020. Vol. 10. No. 1. P. 56-70.

Глава в книге
Постурбанизм, сопространственность, искусство: имажинально-онтологический поворот

Замятин Д. Н.

В кн.: Теория и история архитектуры. Выпуск 1: XI Иконниковские чтения : материалы научной конференции. Вып. 1: XI Иконниковские чтения : материалы научной конференции. СПб.: Коло, 2020. С. 114-140.

Препринт
EXPLORING ASSOCIATIONS BETWEEN PARKING OCCUPANCY RATE AT RESIDENTIAL ESTATES AND SPATIAL CHARACTERISTICS. THE CASE OF YEKATERINBURG

Muleev Y. Y.

Urban and Transportation Studies. URB. НИУ ВШЭ, 2020. No. 9.

Петр Иванов о благоустройстве московского двора в Тропарево-Никулино

Научный сотрудник Высшей школы урбанистики НИУ ВШЭ Петр Иванов в беседе с интернет-изданием The Village рассказал о том, как начался, шел и чем закончился проект по благоустройству московского двора в Тропарево-Никулино (ул. Академика Анохина, 38). Ниже приводим текст материала. Оригинал доступен на сайте издания.

В конце 2012 года Высшая школа урбанистики начала эксперимент по вовлечению жителей Тропарёва-Никулина в благоустройство собственного двора на улице Академика Анохина, 38. Весь прошлый год урбанисты создавали в спальном районе город-сад, в то время как жители не открывали им двери, а местные власти передумали выделять на благоустройство деньги.

О проекте
Наш коллега Егор Коробейников благоустраивал двор в Печатниках. Но там у них что-то не вышло. В Тропарёве был тогда такой активный муниципальный депутат Владимир Гарначук, который прочитал про историю в Печатниках и предложил облагородить двор в своём районе. У них там оставалось какое-то количество денег, которое можно было пустить на благоустройство.

Они пригласили нас. Я тогда был одержим идеей проведения социального исследования двора. Она заключается в том, чтобы опросить максимально большое количество людей (в идеале всех), проживающих на одной территории. Я равнялся на знаменитое социальное исследование города Йорка, которое провёл Сиб Роунтри в 1923 году. Он опросил 45 тысяч жителей из 48 тысяч.

О дворе
Двор представляет собой круглое пространство внутри шестнадцатиэтажных башен. Этот двор был выбран по ряду причин: здесь есть активные жители (в этих домах есть ЖСК, в одном из которых очень активный председатель Сергей Ромашин). Всего там 887 квартир, если умножить на 2,5, то получим примерное количество жителей — около двух тысяч человек. Мы пытались самыми разными методами их всех опросить, чтобы узнать, что им нравится в их дворе, что не нравится, что они там делают, и составить социально-демографический профиль жителей (какое у них образование, возраст, профессии).

Двор по адресу ул. Академика Анохина, 38

Мы ходили по квартирам, делали рассылку по обоим ЖСК, ставили ящики, куда можно было опустить пожелания, вешали QR-коды со ссылкой на электронную анкету. Получилось странно: нам удалось опросить порядка 125 человек из двух тысяч (около 10 %). Люди не пускали нас в квартиры, не открывали нам дверь. У некоторых людей даже звонков нет на входной двери.

«Что тут можно поменять?»
У людей очень смутные представления о том, как устроена структура управления дома или района. У нас был вопрос: «Как вам кажется, кто должен отвечать за ваш двор?» И ответы на него были такими: «мэр», «наверное, жильцы», «активный председатель», «не знаю», «какой-нибудь ЖЭК». Люди не представляют, как устроено управление пространством, в котором они живут. Одна женщина попросила меня помочь ей написать письмо в управу, потому что её соседка громко слушает музыку. На моё предложение обратиться в пункт полиции, которая от неё через подъезд, женщина заявила, что только муниципалитет может помочь.


Перемещение людей во дворе по адресу ул. Академика Анохина, 38

Многие люди отказывались от интервью с нами под таким предлогом: «Ну что тут можно поменять?» Для них изменения, происходящие с пространством двора, стихийны, как дождь. Это мнение связано с отсутствием представлений об управлении: когда мы не знаем, кто и как управляет территорией, все явления, которые связаны с этой территорией, для нас загадочны.

Мы выяснили, что жители очень не любят, когда проводятся какие-то работы. Их раздражает сам факт работ: шумно, грязно, отвратительно — лучше оставить всё как есть. Жители двора с соседями не общаются. В их словах была такая ностальгия по старым временам: «А вот раньше мы ходили на субботники», причём это «а вот раньше» присутствует в разговорах независимо от возраста.

Невидимый стол и скамейка  для трёх бабушек
Несмотря на внимательность, в представлении жителей о территории существуют фантомные объекты. Например, многие люди рассказывали про серьёзные проблемы, которые возникают из-за того, что во дворе есть стол, за которым сидят алкоголики. Но стола там никакого нет. Есть ещё фантомные группы. Одна женщина говорила: «У нас здесь все люди приличные, но сюда приезжает лимита очаковская, и они тут бузят». Понятно, что это некоторый фантом конца восьмидесятых, когда в стилобате этого дома был бар. Но как-то сомнительно, что сегодня из Очакова будут ездить за пивом.

При прошлом благоустройстве там поставили очень много качелей и горок со странным возрастным ограничением «для детей старше пяти лет», убрали турники. На их отсутствие очень жаловались мужчины старше сорока: у них, оказывается, там было целое сообщество, и они жаловались, что из-за этого перестали собираться.

Новые скамейки во дворе по адресу ул. Академика Анохина, 38

Бабушки рассказывали, что раньше скамейки были длинные, и на них помещались три бабушки. А теперь две бабушки помещаются, а третья — уже нет. Ещё мы узнали, что все жители ненавидели фонтан, который там стоял. (Мэр передал ЗАО 300 фонтанов, и их надо было где-то ставить.)

«Ваш двор может стать таким»
Сначала мы разработали три концепции и пригласили жителей на их обсуждение. В ходе исследования мы собрали где-то двадцать телефонов, пятьдесят имейлов, но из этих людей ни один не пришёл на обсуждение. Видимо, у тех, кто поучаствовал в опросе, было ощущение, что они отстрелялись и уже можно никуда не ходить.

На обсуждение пришли человек пятнадцать. Собрание проходило в подъезде, и за то время, что мы стояли, мимо нас прошли человек шестьдесят — никто даже не попробовал узнать, что здесь происходит. Мы пытались их пригласить, но они ссылались на «дела».
Когда выбрали концепцию двора, мы превратили её в проект. После этого была ещё одна встреча. На этот раз мы решили жителей немного спровоцировать и поместили на объявление изображение двора, замощённого парковкой. И подпись: «Ваш двор может стать таким. Приходите на обсуждение». Это подействовало: пришли совсем новые люди. Сначала пришли разгневанные бабушки, потом и другие подтянулись. Были и два меланхоличных мужика, которым идея закатанного бетоном двора даже понравилась.

На этот раз людям было интересно, потому что мы уже обсуждали не абстрактную концепцию, а детали. Одна бабушка на обсуждении подёргала меня за рукав, отвела в сторону, показала неровный спуск и сказала: «Я уже два раза за зиму упала, переделайте».

Силы добра разделились
Затем сменился глава управы, и выяснилось, что денег на обустройство нет. Про наш проект рассказали на совете по общественным пространствам при мэре. И Собянин предложил: «О, как классно! Давайте 350 дворов так оформим. Ну ладно, 30». Он так понял, что мы сделали идеальный двор, который можно штамповать по всей Москве. Но наша идея была в том, чтобы разработать принцип создания проекта, а не итоговый проект. Это идеальный двор именно для этого места и для этих жителей. Нам решили выделить денег. Но тут возникла проблема: нельзя просто так дать денег на благоустройство двора, который не находится в утверждённой советом депутатов очереди на благоустройство.

Поэтому сделали гениальную вещь — объявили конкурс проектов народного благоустройства, за которые жители могли проголосовать на сайте управы. Пришлось выдать наш проект за народный. Но тут подсуетилась местная «Единая Россия» и принесла свой проект бульвара. Вдобавок ещё местные активисты разработали свой проект «Обитаемый остров». В ГУ ИС (госуправление инженерной службы) подумали, что это как-то мало, и нарисовали там оперативненько ещё четыре проекта, чтобы было из чего выбрать.

Дальше началось накручивание голосов с нашей стороны и со стороны «Единой России». Но силы добра разделились: кто-то голосовал за «Обитаемый остров», кто-то за наш проект. В конце концов мы выиграли с отрывом в 30 голосов от «Единой России». Дальше шёл «Обитаемый остров». Потом выяснилось, что победителей будет два, а не три, то есть победили мы и бульвар «Единой России».
В июле мы обнаружили, что какая-то подрядная организация ведёт работы в нашем дворе по какому-то проекту, явно не нашему. Но тут вмешалась ассоциация ЖСК и ТСЖ, которая передала подрядчикам наш проект. Подрядчики очень удивились, что не надо платить откат, что здесь надо просто выполнить работы.

Результаты
То, что сейчас там построено, — это почти «оно». Фонтан снесли. Стоят симпатичные французские детские горки Proludic, которые немногим дороже отечественных. Получилось всё здорово, но осталось какое-то чудовищное количество лишней плитки, лишних лавочек, лишних урн, поэтому мы организовали дополнительную зону отдыха. Вкладыши в урны были больше, чем сами урны, и не влезали. Работники ГУ ИС сначала пытались вкладывать пакеты, но потом вставили поставленные ромбиком цветочные горшки вместо железных вкладышей.

Когда закончилось благоустройство, я проводил опрос. Жителям новый двор нравится. Но звучит это так: «Нам, конечно, нравится, но явно здесь столько денег распилили — сплошное воровство». Или: «Нам, конечно, нравится, но опять нас не спросили и всё сделали». Я очень расстроился, когда завершил опрос. Я опросил 80 человек, из них около 65 так и говорят. Те, кто участвовал в обсуждении, наоборот, горды собой и тем, что поучаствовали в судьбе двора.