• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Петр Иванов о текущем статусе Новой Москвы

Создание Новой Москвы изначально не было связано с городской повесткой. Для чего мы объединяем эти территории и для чего мы создаём единое управленческое поле? Скорее всего, эти территории Московская область отдала сама не понимая, зачем ей это надо. В Новой Москве нет собственных сильных точек притяжения, людям не за чем ездить из Подольска в Троицк. Единой точкой притяжения в этой системе всё равно остаётся только Москва.

Интернет-издание The Village подводит промежуточные итоги по обустройству территории Новой Москвы. В числе экспертов комментарий дал Руководитель Лаборатории полевых исследований города при Высшей школе урбанистики Петр Иванов.

Новая Москва была задумана, чтобы разгрузить город. В 2012 году было объявлено, что туда, в частности, переедут чиновники из Совета Федерации, Государственной Думы, Администрации Президента, Генпрокуратуры, Счётной палаты, Следственного комитета, Высшего арбитражного, Московского городского и Девятого арбитражного судов.

Год назад было объявлено, что переезд чиновников в Коммунарку откладывается на неопределённый срок, а на новых территориях, взятых у Московской области, уже вовсю идёт масштабная застройка, которая увеличивает нагрузку на Киевское и Калужское шоссе. The Village выясняет у представителя мэрии, юриста и научного сотрудника Высшей школы урбанистики, почему границы Новой Москвы были проведены именно так, что сейчас там происходит и что это значит для будущего города.

Петр Иванов, Руководитель Лаборатории полевых исследований города при ВШУ
Для города создание Новой Москвы не имеет никакого смысла: Москва и так слишком большая, вся её инфраструктура перегружена. Людей станет ещё больше, в городе будет только хуже. Упрощать жителям Новой Москвы доступность до нашего метрополитена — это, конечно, отлично, но с точки зрения развития этих территорий не имеет смысла. КОТ (комплексное освоение территорий) — это ужасно. Огромные массивы жилья, стоящие посреди поля с одной школой и одним детским садом без офисных и торговых площадей, — без того что можно считать в принципе городом — без общественных пространств. Даже если проектировщик говорит, что есть общественные пространства, то их, как правило, нет. Есть поляна, на которой никогда никого не бывает, потому что у людей нет времени.

Новая Москва — удачный коммерческий проект. Сейчас идёт постепенный процесс законодательного перевоплощения этих территорий в территории Москвы, только запускается процесс зонирования природных и охранных зон — можно смело вырубать и застраивать. Очень удобно с точки зрения девелоперов, что местные муниципалитеты потеряли возможность влиять на эти территории. Теперь девелоперы ведут диалог не с муниципалитетом, а с федеральной властью. Если федеральная власть дала добро, никто муниципалитет спрашивать не будет.

С местными сообществами в Новой Москве сложно, потому что важный фактор образования сообществ — поколенческий. Оно получается тогда, когда «у меня бабушка ходила в эту школу и мой папа учился у той же учительницы». То есть когда возникает много способов пересечения людей через общие институции. Те, кто покупает квартиру в Новой Москве, — это молодёжь и молодые семьи. Наиболее улично активное население — это молодые мамы, которые друг с другом общаются. У них формируются общие интересы. Эти самые мамы становятся городскими активистами при общей пассивности населения Новой Москвы (о пассивности можно судить по явке на выборах). В Новой Москве очень низкая явка. Молодые семьи и молодые специалисты — наиболее пассивный слой электората. В особенности молодые мужчины. 

Создание Новой Москвы изначально не было связано с городской повесткой. Для чего мы объединяем эти территории и для чего мы создаём единое управленческое поле? Скорее всего, эти территории Московская область отдала сама не понимая, зачем ей это надо. В Новой Москве нет собственных сильных точек притяжения, людям не за чем ездить из Подольска в Троицк. Единой точкой притяжения в этой системе всё равно остаётся только Москва.

Оригинал материала доступен по ссылке.