• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Контакты

Адрес: 101000, Москва,
ул. Мясницкая, д.13, стр. 4

Телефон: +7 (495) 772-95-90
доб. 12-604 (учебный офис),
12-368 (транспортное планирование),
12-605 (программы ДПО),
12-150 (PR и коммуникации)

Email: city@hse.ru

Руководство
Руководитель школы Гончаров Руслан Вячеславович
Заместитель руководителя школы Воловик Юлия Алексеевна
Академический руководитель программы «Городское планирование» Баевский Олег Артемович
Академический руководитель программ «Управление пространственным развитием городов», «Транспортное планирование» Гончаров Руслан Вячеславович
Академический руководитель программы «Цифровая урбанистика и аналитика города» Зарудная Екатерина Борисовна
Образовательные программы
Бакалаврская программа

Городское планирование

5 лет
Очная форма обучения
55/30/5
55 бюджетных мест
30 платных мест
5 платных мест для иностранцев
RUS+ENG
Обучение ведется на русском и частично на английском языке
Бакалаврская программа

Программа двух дипломов НИУ ВШЭ и РУТ «Экономика и инженерия транспортных систем»

4 года
Очная форма обучения
RUS+ENG
Обучение ведется на русском и частично на английском языке
Магистерская программа

Транспортное планирование

2 года
Очная форма обучения
RUS+ENG
Обучение ведется на русском и частично на английском языке
Магистерская программа

Управление пространственным развитием городов

2 года
Очная форма обучения
60/15/3
60 бюджетных мест
15 платных мест
3 платных места для иностранцев
RUS+ENG
Обучение ведется на русском и частично на английском языке
Магистерская программа

Цифровая урбанистика и аналитика города

2 года
Очная форма обучения
Онлайн программа
40
40 платных мест
RUS+ENG
Обучение ведется на русском и частично на английском языке
Книга
Как нам обустроить Арктику

Замятина Н. Ю., Пилясов А. Н.

Издательские решения. Ридеро, 2022.

Глава в книге
Индигенное мышление

Фархатдинов Н. Г.

В кн.: Сердце Югры. Российский этнографический музей, 2022. С. 113-114.

Препринт
EXPLORING ASSOCIATIONS BETWEEN PARKING OCCUPANCY RATE AT RESIDENTIAL ESTATES AND SPATIAL CHARACTERISTICS. THE CASE OF YEKATERINBURG

Muleev Y. Y.

Urban and Transportation Studies. URB. НИУ ВШЭ, 2020. No. 9.

Егор Котов: «Я учу студентов не бояться неудачных исследований»

В новом интервью из серии, посвященной десятилетию Высшей школы урбанистики, мы поговорили со старшим преподавателем и научным сотрудником ВШУ Егором Котовым о том, как изучать пространственную морфологию, о достоинствах и недостатках количественных и качественных методов и о том, почему важно публиковать неудавшиеся научные исследования.

Егор Котов: «Я учу студентов не бояться неудачных исследований»

Вы ведете в магистратуре ВШУ новый курс «Вычислительная пространственная морфология». Расскажите, как появилась его идея и в чем суть этого курса?

Егор Котов: Идея курса возникла довольно спонтанно. Я заинтересовался этой темой, которой в России почти никто не занимался. Курс появился в тот момент, когда я понял, что у меня накопилось достаточно знаний, которыми я могу поделиться со студентами. Он основан как на опыте зарубежных исследователей, так и моих собственных находках.

Этот курс — о способах изучения морфологических характеристик и пространственных структур города. Я совмещаю в нем два направления, принятые сегодня в западных школах. Во-первых, мы изучаем историю городской морфологии с акцентом на описательный подход. Он долгое время доминировал в научном мире, однако его недостаток в том, что он не даёт городскому планировщику прикладных инструментов и таким образом сильно оторван от практики городского управления и городского планирования. Во-вторых, студенты знакомятся с количественными инструментами измерения и классификации городского пространства, прежде всего Space Syntax. В этом блоке мы изучаем статистические методы, в том числе пространственную статистику, которая позволяет установить связь между теорией, описанием её формы, и измеримыми признаками в городском пространстве: пешеходными и транспортными потоками, концентрациями различных функций, стоимостью недвижимости и т. д. Всё это позволяет студенту приобрести продвинутые навыки работы с пространством, освоив в том числе пространственное эконометрическое моделирование. Одна из основных задач — показать, как пространственные эффекты оказывают влияние на качество стандартных эконометрических моделей в городском контексте.

Какие задачи в городском планировании позволяют решать такие модели?

Е.К.: Приведу пример из практики. Перед городом стоит задача пространственного развития: какого объёма застройку нужно спланировать в отдельных частях города, чтобы перераспределить транспортные потоки? Ровно такие же задачи решаются через модели, о которых я говорил. Мы берём всю территорию города и смотрим, какие характеристики обуславливают генерацию транспортных потоков — например, какие виды землепользования представлены на ней, какова её актуальная транспортная доступность. Это позволяет построить модель, показывающую взаимосвязь определённых характеристик территории (в том числе морфологических) с числом посетителей этой территории. И на основе такой модели можно сделать предположение о том, как изменятся транспортные потоки, если эти характеристики изменить или воссоздать в другой части города.

Вы упомянули два подхода к изучению городской морфологии: описательный и количественный. Как бы вы охарактеризовали второй?

Е.К.:  Я бы назвал его доказательным. В последние десять-пятнадцать лет один из самых обсуждаемых вопросов в области классической морфологии — как сделать наши методы и описания более полезными для планировщиков. Метод Space Syntax как раз основан на доказательности. Он дает достаточно простые в освоении инструменты, позволяющие наложить данные, которые есть у планировщика, на готовые модели и получить стандартизованный результат для интерпретации. Благодаря популяризации метода и инструмента у нас уже есть огромное количество литературы с результатами его использования. Так что для городского планировщика это повод к тому, чтобы обратить внимание на метод и попробовать его в своей работе.

Можем ли мы говорить о том, что это течение в морфологии отличается от других научных сфер и дисциплин, где есть большая теория и метод, объясняющий некоторые теоретические явления? Здесь, скорее, метод накладывается на реальность?

Е.К.: Нет, не совсем. Безусловно, количественные методы опираются на предшествовавшие им качественные. Тот же Space Syntax — это, по сути, сетевой анализ. Городская морфология опирается на теоретические выкладки о том, что определённые меры центральности должны нам рассказывать, что и как расположено в городе, кто куда и зачем едет. При этом у компании Space Syntax Limited, которая развивает метод и использует его для городского консалтинга, есть в этом отношении два дискурса: публичный и академический. В первом случае они говорят, что Space Syntax — это транспортная модель с одной переменной. Во втором они выражаются более осторожно: «Расчёт мер центральности при помощи теории графов для улично-дорожной сети позволяет нам в некоторых случаях с определёнными оговорками судить о будущих транспортных потоках и расположении объектов в городе». При этом они признают, что не знают, почему в каких-то городах эта модель работает лучше, а в каких-то хуже. Верхнеуровнево доказано, что метод работает, но, когда мы погружаемся в результаты, и исследователю, и городскому планировщику все равно требуется немного поэкспериментировать, чтобы успешно применить эти методы для моделирования.

Эти ограничения и пробелы в методах вы тоже разбираете на курсе? Как вы объясняете студентам необходимость экспериментов и уточнения полученных результатов?

Е.К.: Курс построен на жёсткой критике абсолютно всех материалов и методов, которые я предлагаю. На семинарах мы обсуждаем, почему теоретические описания морфологии города часто не находят практического применения. Я рассказываю студентам о том, как эволюционировал метод благодаря критике в научных статьях. Все задания курса построены так, чтобы студенты не боялись презентовать неудачные результаты — потому что результат в рамках курса не гарантирован. Студенты объединяются в небольшие группы и пытаются воспроизвести некоторые исследования, ранее проводившиеся по какому-либо городу. Понятно, что в рамках учебного проекта возможности студентов ограничены. Они не могут собрать необходимые данные за полтора месяца, поэтому им приходится искать уже готовые. Например, есть набор данных по Гетеборгу, в том числе c подсчётом пешеходов. Студенты сталкиваются с тем, что данные собираются для одних целей, а они в своем проекте используют их для других. Это значит, что их исследование может выйти неудачным, без ярких результатов. Но система заданий и оценки построена так, чтобы студенты могли презентовать неуспешное исследование — главное продемонстрировать, как они пришли к тому или иному результату или его отсутствию.

Почему, на ваш взгляд, важно публиковать или другим способом показывать исследования, которые не принесли ожидаемого результата?

Е.К.: Самый большой аргумент в пользу публикации таких исследований: если бы они публиковались, то люди бы не тратили время на то, чтобы исследовать одни и те же гипотезы. В последние годы появилось много инициатив в этом отношении, существуют различные репозитории для неудавшихся исследований[1]. В то же время мы понимаем, что в академической среде все равно приветствуются прежде всего успешные результаты. Кроме того, для студентов неудавшиеся исследования представляют сложность в плане защиты курсовых и выпускных квалификационных работ. Так что проблема остаётся.

Рассматриваете ли вы в курсе неравномерно-районированную модель Высоковского, даёте ли вы ей критическое осмысление?

Е.К.: Неравномерно-районированную модель Высоковского можно отнести к моделям, исследующим городскую полицентричность. Она следует большому корпусу литературы, посвященному городским центрам притяжения и концентрации функций, начиная с американского экономиста Уильяма Алонсо и продолжая Джоном Макдональдом и Дэниелом Макмилленом. В данном курсе мы это не рассматриваем — хотя в случае редизайна курса было бы интересно это добавить.

Принципиальная разница в том, что в морфологии в первую очередь рассматриваются конфигурационные вещи: каким образом элементы городской среды — улицы, здания, земельные участки — соотносятся друг с другом; способ использования территории здесь рассматривается как функция от её формы. В то время как в моделях, исследующих полицентричность города, внимание уделяется тому, что наполняет форму, т. е. концентрациям функций.

Опирались ли вы при разработке программы на похожие курсы европейской или американской академии?

Е.К.:  Курс ближе всего к программе Masters in Space Syntax в Университетском колледже Лондона[2]. По объёму материала мой курс и двухлетняя магистратура не сопоставимы, но я даю в нём базовые вещи. Также в курсе я опираюсь на методику преподавания городской морфологии, которая изложена в книге городского планировщика Витора Оливейра Teaching Urban Morphology из Университета Порто. Я не могу сказать, что полностью согласен с предлагаемым этой книгой планом изучения, потому что она делает сильный упор на изучение качественных методов, но использую наработки оттуда в организации курса.

 

[1] Например, специальный сборник журнала PLOS – The Missing Pieces: A Collection of Negative, Null and Inconclusive Results [https://collections.plos.org/collection/missing-pieces/].

О том, зачем нужны «неудачные» исследования, читайте в статьях, которые Егор Котов собрал для студентов курса «Вычислительная пространственная морфология»:
1. Why it's time to publish research “failures» [https://www.elsevier.com/connect/scientists-we-want-your-negative-results-too]
2. Highlight negative results to improve science [https://www.nature.com/articles/d41586-019-02960-3]

3. New academic journal only publishes 'unsurprising' research rejected by others [https://www.cbc.ca/radio/asithappens/as-it-happens-thursday-edition-1.5146761/new-academic-journal-only-publishes-unsurprising-research-rejected-by-others-1.5146765]

[2] Masters in Space Syntax – двухгодичная программа магистратуры на базе школы Бартлетт в Университетском колледже Лондона. В рамках программы студенты изучают городское планирование как процесс, основанный на данных и фактах. Кроме детального изучения Space Syntax как метода и инструмента анализа городской морфологии, студентам доступны курсы по элементам городского пространства, пространственной справедливости, отношениям пространства и общества и другие.