• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Контакты

Адрес: 101000, Москва,
ул. Мясницкая, д.13, стр. 4

Телефон: +7 (495) 772-95-90
доб. 12-604 (учебный офис),
12-368 (транспортное планирование),
12-605 (программы ДПО),
12-150 (PR и коммуникации)

Email: city@hse.ru

Руководство
Заместитель руководителя школы Воловик Юлия Алексеевна
Академический руководитель программы «Городское планирование» Баевский Олег Артемович
Академический руководитель программ «Управление пространственным развитием городов», «Транспортное планирование» Гончаров Руслан Вячеславович
Академический руководитель программы «Прототипирование городов будущего» Зарудная Екатерина Борисовна
Статья
Памятники архитектуры: капитализация и новая типология. Объекты культурного наследия с точки зрения инвестора

Мальцева В. В., Молодцова В. А.

Информационно-практический журнал «Охраняется государством». Москва: Изд. Всероссийское общество охраны памятников истории и культуры (ВООПИК). 2021. № 01/21. С. 6-11.

Глава в книге
Социально-правовые основы формирования и деятельности городского сообщества

Шомина Е. С., Кузнецов С. А., Ларичев А. А.

В кн.: Юридическая урбанология. Урбанологическая теория. М.: Юстицинформ, 2021. Гл. 7.2. С. 356-370.

Препринт
EXPLORING ASSOCIATIONS BETWEEN PARKING OCCUPANCY RATE AT RESIDENTIAL ESTATES AND SPATIAL CHARACTERISTICS. THE CASE OF YEKATERINBURG

Muleev Y. Y.

Urban and Transportation Studies. URB. НИУ ВШЭ, 2020. No. 9.

«Работа с городом — всегда командная работа»

«Работа с городом — всегда командная работа»

© Михаил Дмитриев / Высшая школа экономики

Что такое городское планирование? Почему возникает «эффект пограничника» и зачем нужен междисциплинарный подход в образовании? Чему и как учат в Высшей школе урбанистики имени А.А. Высоковского НИУ ВШЭ, которой в этом году исполняется 10 лет, новостной службе портала рассказал ее руководитель Кирилл Пузанов.

Каким должно быть образование для тех, кто собирается стать специалистами в управлении городским развитием?

Я бы говорил о двух базовых принципах.

Первый — это междисциплинарность.  Работа с городом — это всегда комплексная работа в силу специфики самого объекта. Для понимания процессов важно умение смотреть на проблему изнутри разных научных дисциплин. И чем на более дробном уровне работает специалист, тем важнее сохранять этот баланс подходов.

Второй важный момент, с моей точки зрения, — локальная специфика. Для этой работы характерна связь с территорией; работа с городами на юге и на севере России может значительно различаться. Многие базовые процессы универсальны, но развитие региональных школ представляется мне важной составляющей, так как создаст многообразие взглядов на городские проблемы и стратегий их решения.

Кирилл Пузанов
Кирилл Пузанов
© Михаил Дмитриев / Высшая школа экономики

Каково место ВШУ в системе российского образования в сфере городского развития?

Александр Аркадьевич Высоковский изначально выстраивал в рамках Школы синтез двух направлений. С одной стороны, была часть профессионального сообщества, которая хотела искать и продвигать новые подходы в работе с городами. Ядром этого коллектива стали эксперты Фонда «Институт экономики города» во главе с Надеждой Косаревой, которые уже на тот момент имели уникальный опыт работы с городами, специалисты из многих областей, объединенные общей идеей: Олег Баевский, Виктория Антонова, Елена Шомина, Ирина Абанкина, Григорий Ревзин, Алексей Новиков, Сергей Сиваев, Николай Кичигин. С другой стороны, молодые практики, которые готовы были внедрять новые образовательные технологии, были в контексте зарубежных программ-аналогов: Юрий Милевский, Юлия Воловик, Глеб Витков, Егор Котов, Софья Гаврилова, Федор Новиков. Объединение этих двух групп и заложило современные позиции ВШУ как экспертного центра в области профессиональной практики и урбанистического образования.

Мы были одними из первых, кто ввел новые слова в российскую образовательную повестку — про городскую среду, джентрификацию, городские сообщества, системность, междисциплинарность, которые теперь звучат везде.

Сегодня на уровне «common sense» стало общим местом говорить про городскую среду. Наше основное преимущество — в накопленном опыте преподавания и экспертизы за прошедшие десять лет. Он позволяет нам делать выводы на базе собственных данных, по дипломным и курсовым работам видеть приходящую и уходящую моду на разные термины и явления. Например, десять лет назад много работ было посвящено московской агломерации, все пытались найти ее границы, понять закономерности, по которым она работает. Лет пять назад эта мода прошла. Тенденции и ключевые слова постепенно сменяют друг друга, но есть один базовый процесс, который сопровождает развитие ВШУ: появление все новых и новых специалистов и направлений, новых и новых точек зрения. С одной стороны, это делает работу сложнее, потому что увеличивается количество контрагентов, с которыми нужно договориться; но в то же время мы обогащаемся знаниями, а образование становится более комплексным.

Есть основание говорить о российской урбанистической школе?

Начнем с того, что урбанистика – это не наука. Это способ мышления, предметное поле, область знания, научное направление. Но нет такой профессии, как урбанист. Есть городской планировщик, есть градостроитель, есть архитектор. Урбанистика – это прежде всего междисциплинарная система координат для работы с городом. Это площадка, где разные по своим изначальным базовым образованиям и установкам люди могут договориться. Поэтому говорить об урбанистической школе именно в научном ключе не совсем корректно. Этот термин больше из области публичного дискурса.

Когда вы выстраивали школу, пользовались зарубежным опытом?

Команда, создавшая школу, о которой мы говорили ранее, безусловно была в курсе мирового опыта и контекста как в области профессии, так и в образовательных технологиях. Но помимо этого был уже сформированный, но еще не описанный на тот момент российский контекст, который требовал не меньшего внимания. Начиналось все с магистратуры, и она, безусловно, релевантна в контексте мировой практики, построена по тем же принципам, что за рубежом. Во многих зарубежных магистратурах прием идет не по результатам экзаменов, а на основании резюме. Там так же базовый принцип — междисциплинарность, любой человек, из любой профессии может прийти в городскую тематику и найти там свою нишу. Но есть и свои специфики, связанные с конкретными курсами, конкретными законодательными системами различных регионов мира, завязанные на различиях в развитости института частной собственности, локальных сообществ и локальной самоорганизации в целом, таких тем, как гендерная политика в городе или городская экология и т.д. Мы не в отстающей и не в опережающей позиции, мы рядом со своей спецификой.

Какова структура образования в ВШУ?

У нас есть три магистратуры: «Управление пространственным развитием городов», «Транспортное планирование» и «Прототипирование городов будущего», – и бакалавриат «Городское планирование». Бакалавриат и магистратура часто формировались из единого ранее специалитета. По многим направлениям подготовки получалось так, что магистр – нормальный специалист, а бакалавр – это недомагистр. На нашем факультете ситуация принципиально отличается. Образование в ВШУ начиналось именно с полноценной магистерской программы, запущенной спустя несколько месяцев после открытия школы. Таким образом, у программы «Управление пространственным развитием городов» в этом году состоится юбилейный десятый набор. При этом десять лет назад все начиналось с одной программы на 26 студентов, а сейчас в год к нам приходит около 200.

© Высшая школа экономики

Бакалавриат «Городское планирование» задумывался сразу как самостоятельная ступень.  Более того, выпускники нашего бакалавриата, по моему убеждению, не должны идти в нашу же магистратуру по двум причинам. Если уж мы играем по мировым правилам, надо учитывать, что так не принято. Это считается некоторой слабостью — не смог выйти из зоны комфорта, пошел по проторенной дорожке. Вторая причина — понимание «городского» у бакалавров при выпуске уже присутствует, поэтому магистратура будет излишним повторением. Выпускникам бакалавриата логичнее выбирать более узкопрофильные магистратуры, чтобы усиливать свои индивидуальные научные компетенции. В альтернативном случае в магистратуру бакалавру имеет смысл идти после получения практического опыта — для его критического переосмысления и получения более глубоких знаний по вопросам управления пространственным развитием, инструментам регулирования и планирования.

А что представляет собой магистратура в ВШУ?

Магистерская программа «Управление пространственным развитием городов» была первой, и с нее, собственно, и началась Школа. Заложенные в ней основы повлияли на остальные программы.  Во-первых, поступить в магистратуру может любой, кто интересуется городом. К нам приходят экономисты, географы, архитекторы, социологи, специалисты по государственному и муниципальному управлению, юристы, историки, философы, математики (и это далеко не полный список) – и учатся вместе. У нас нет задачи переделать профессионала: из социолога мы не сделаем архитектора, а из архитектора — управленца. Напротив, нам важно это сохранить. Ведь разность бакалаврских подходов, с которыми к нам приходят, позволяет студентам посмотреть на город с разных точек зрения, научиться работать в междисциплинарной команде, распределять ответственность и доносить свою мысль до тех, кто изначально, может, и не говорил на твоем профессиональном диалекте, научиться понимать логику решений и смысл других профессий. Все это поддерживается набором замечательных преподавателей, которые пришли на программу из разных научных дисциплин и из реальной практики, которые создавали саму систему планирования и участвовали во многих знаковых городских проектах в нашей стране. Важно также, что при таком подходе студенты понимают собственное ограничение и то, что проектная работа с городом, – это всегда командная работа. И это крайне важно для того, чтобы избежать позиции «я один в поле воин, я универсальный солдат, который понимает про город все, что можно было понять». Важно научиться распознавать ограничения собственного профессионального поля и вовремя передавать задачу, подключать к ее решению других специалистов – это ответственный подход профессионала.

Можно ли при междисциплинарности обеспечить компетентность в разных специальностях?

Во всех специальностях нет, но в некоторых сочетаниях, связанных с профессиональным полем деятельности, – вполне. Так и готовятся наши магистерские направления, исследуя вопросы городского развития в нескольких плоскостях и объединяя методы из разных направлений, ставя вопросы под новым углом, не в логике отдельного научного направления, но разбирая практику планирования. Это можно сделать, только работая на стыке.

Можно выделить три сильные стороны междисциплинарного подхода. Первая – это так называемый «эффект пограничника». С одной стороны, вас ни одно сообщество не считает полностью «своим», географы не считают географом, социологи — социологом. Но при этом вы можете подтягивать лучшие механики, лучшие данные из одной науки для решения задач в другой.

Второе — поиск собственной специализации внутри городских тематик. И магистры, и бакалавры периодически разочаровываются в своих специальностях, но на классических направлениях ограничена возможность маневра в этой ситуации. Переводиться уже поздно, а продолжать нет сил и желания. Когда вы работаете с городом, маневр также требует сил и времени, но становится намного реальней, ведь внутри города можно найти все аспекты: психологию, когнитивную географию, работу с данными, программирование, девелопмент, транспорт, социологию — все специальности смежные, и трансфер между ними потребует усилий, но существует как возможность. А разочароваться в городе в целом невозможно, он всегда интересен.

Третья — то, что можно назвать «городской эмпатией», умением увидеть город с разных сторон, глазами многих городских акторов.  Важно научиться распознавать себя в разных ролях — горожанин, исследователь, чиновник, девелопер, планировщик. В разных ролях разная ответственность и разные интересы.

ВШУ ожидает реформа магистратуры, в чем она будет заключаться?

Магистерские программы и раньше регулярно обновлялись, следуя за запросами рынка. Но то были больше содержательные обновления: актуализация дисциплин, добавление новых проектов. Начиная со следующего года в Школе будет одна русскоязычная магистерская программа, которая соединит в себе всё лучшее от уже имеющихся. При этом название останется прежним: «Управление пространственным развитием городов» – это символизирует преемственность принципов, заложенных основателями ВШУ еще в 2011 году.

© Высшая школа экономики

Формальным поводом для нашей реформы стало принятие Вышкой нового стандарта магистерского образования. Опуская бюрократические подробности, стандарт предполагает куда большую степень вариативности для студентов – как в части выбора дисциплин, так и направлений проектно-учебной деятельности. В итоге увеличивается число степеней свободы у каждого студента по формированию своей образовательной траектории. С другой стороны, предъявляется и больше требований к его уровню сознательности и ответственности.

Обучение на программе будет построено вокруг образовательных треков, коих в следующем году будет три: «Городские исследования», «Городское планирование» и «Транспортное планирование». Подробнее о самой программе можно узнать, например, на ближайшем дне открытых дверей 17 апреля.

А преподавателей из-за рубежа привлекаете?

На двух русскоязычных магистерских программах мы работаем преимущественно с российской спецификой поэтому привлечение зарубежных преподавателей характерно для разовых лекций, воркшопов и интенсивов. Совсем другая ситуация на программе «Прототипирование городов будущего». В ней участвуют ученые из университетов Гронингена, Делфта, Цюриха, Берлина, Барселоны, а также практикующие специалисты и эксперты из ведущих фирм и экспертных центров Роттердама, Амстердама и Лондона.

Что для ВШУ значит движение Вышки к проектной организации образовательного процесса?

Мы занимались проектной деятельностью с самого начала в силу прикладного характера профессии, которой учим. Идея проектной работы, как я ее понимаю, — максимальное приближение к будущей профессиональной деятельности. И как раз вокруг этой идеи построено все магистерское образование. Помимо того, что мы стараемся приглашать к преподаванию специалистов из практики, осевой конструкцией в программе, с которой синхронизированы прочие курсы, становится проектный семинар, рассчитанный на два года. Этот курс ведут действующие практики. На первом году студенты работают с городом в смешанных командах. Их задача понять логику и проследить последствия принятых решений и критически отнестись к текущей повестке или политике управления городом. Причем сделать это нужно не дистанционно, а выезжая на место, общаясь с правообладателями участков, местными жителями и представителями администрации, проводя полевые исследования и собирая данные. Второй год посвящен проекту документации по планировке территории. Опять же,  это командная работа, но уже на более крупном масштабе внутригородской территории.

По итогу, благодаря этому подходу, наши выпускники по-другому мыслят, они смотрят на город иначе, нежели классические специалисты. Так что проектная работа — уже десять лет как специфика нашего магистерского образования.